Internews Kazakhstan

"За счет вопросов от журналистов формат интервью с премьером не выглядит мертвым"

Cоздан:   вт, 11/12/2012 - 15:17
Категория:
Тэги:

Дмитрий Медведев дал интервью российским телеканалам. В студии работали ведущие журналисты пяти телеканалов: от Первого канала беседу вела Ирада Зейналова, от ВГТРК — телеведущий Сергей Брилев, от НТВ вопросы задавал Алексей Пивоваров, Марианна Максимовская — от РЕН ТВ, а телеканал «Дождь» представлял главный редактор Михаил Зыгарь. О том, как сделать формат официального интервью «живым», рассказала специальный корреспондент ИД «Коммерсантъ» Арина Бородина.


Все событие надо разделить на две части: интервью премьера, как интервью политика, как второго лица в государстве, и интервью, как телевизионный формат.

Мне ближе то, что мы видели на телеэкране, в частности на канале «Россия 1» в прямом эфире. Как и год назад, могу сказать, что это действительно очень удачный телеформат, и те, кто его придумал, будь то Наталья Тимакова или коллеги с телевизионных каналов, в общем, не зря его повторили вновь, безотносительно того, сказал ли сам Медведев что-то новое или нет.

Могу только подтвердить, что за счет журналистских вопросов, за счет их интонаций, за счет вот этих вот споров, реплик, которые возникают в процессе разговора, именно сам формат не выглядит мертвым. Он живой. Там были, конечно, такие затянутые куски, когда Медведев углублялся в какую-то статистику, фактуру.

Может быть, кому-то они были интересны и важны, но с точки зрения телевизионного восприятия, от меня, как зрителя, динамика уходила. Я уже теряла ход его мысли. И оживало все только тогда, когда начинались вопросы. Не все, отдельные.

Не скрою, я считаю, что расширение числа журналистов, не только большой федеральной тройки, хотя Алексей Пивоваров, представляющий НТВ, на мой взгляд, второй год подряд просто работает на «ура», молодец, он и в кадре держится просто отлично, пошло на пользу. Выражение лиц, тех, кто задает вопросы Медведеву, это вообще отдельный для меня спектакль. То, что в интервью участвуют второй год подряд телеканал «Дождь», Михаил Зыгарь его представлял, а РЕН-ТВ — - Марианна Максимовская, это действительно большая удача для этого формата. Это расширяет аудиторию и не делает медведевское интервью скучным и протокольным.

Хочу сделать отдельный комплимент в этом году Мише Зыгарю, в прошлом своему коллеге по «Коммерсанту», что в этом году его вопросы били просто в десятку. Потому что некоторые темы, о которых он говорил, просто ушли из информационного пространства, о них не говорили или просто не принято задавать и поднимать эти неудобные темы с первыми лицами. Вопрос про нашего коллегу Олега Кашина, два года назад как раз была эта трагедия с ним, когда его чуть не убили, уже давно об этом не говорят, не спрашивают про следствие и никто не знает, а что, собственно, говорит власть по этому поводу.

Можно по-разному относиться к ответу Медведева по делу Кашина, но то, что вопрос был обозначен внятно, что Зыгарь задал его, как один из самых популярных, пришедших на «Дождь» как, впрочем, и многие другие вопросы в этом формате, говорит о том, что это действительно такое небанальное, нерядовое телевизионное событие было.

А Марьяна Максимовская четко и внятно спросила про дело «Оборонсервиса», про Сердюкова, про эту всю показушную в общем кампанию, когда на каналах «топят» отдельных госчиновников, согласно отмашке.

Посмотрите, откройте интернет, по-моему, большая часть новостей касается реакции именно на журналистские вопросы. Ну, и, конечно, Алексей Пивоваров, который сегодня был как никогда актуален, потому что его товарищ и коллега, известный оператор, кинематографист Павел Костомаров подвергся, на мой взгляд, совершенно унизительной этой процедуре обыска в 7 утра, о чем Пивоваров и сказал Дмитрию Медведеву во время интервью. И вот интонационно этот вопрос Алексея Пивоварова и его финал о том, как в таких условиях работать журналистам, звучал безупречно.

Я замечу, что интервью Медведева длилось дольше, чем запланировано было в эфирной сетке, на целых полчаса его продлили. И телеканал «Дождь» так же вел трансляцию, и «Россия 24». Повторюсь, мне кажется, что эта практика беседы пяти журналистов и Дмитрия Медведева, вне зависимости от того, какую роль играет премьер Медведев на политической арене, выглядит удачной. И для нашей с вами профессии это все-таки необходимо! Слышать, что ты не в каком-то глухом тумане находишься, что все-таки есть настоящая профессиональная работа, что вопросы, которые мы задаем часто друг другу, звучат и в прямом эфире с телеэкрана государственного канала, от тех, кто получил туда доступ: Максимовской, Зыгаря, Пивоварова...

Мне, конечно, любопытно, какие потом будут рейтинги у этого эфира. Ну и, конечно, еще я бы отметила вот эту журналистскую атмосферу внутри всех пятерых журналистов, включая Сергея Брилева и Ираду Зейналову, они тоже вносили по-своему выразительную краску.

Ну и, конечно, этот эффектный четырехминутный ролик, вы могли это видеть в Сети уже, это тоже сейчас активно обсуждается, то, что было после эфира: то, как журналисты общались с Медведевым после окончания интервью. Там все говорящее, все обращает на себя внимание: замечания, и ремарки, ну и, конечно, фраза Дмитрия Медведева о том, что «козлы они, что в 8 утра приходят», — - это про появление тех, кто проводил обыски в квартире Павла Костомарова. Это оставили в ролике. На мой взгляд, этот прямой эфир с Медведевым был ярким пятном на таком сером политическо-телевизионном фоне. Прежде всего, за счет работы журналистов и их вопросов.

Арина Бородина

Источник: КоммерсантЪ>

Intervu.jpg